Клуб выпускников 30/38

Литературное объединение (ЛИТО)

Виктор Троицкий (год выпуска 1965-й, 11-3)

Эти воспоминания я пишу только от своего имени с глубочайшей благодарностью 30-й школе, ЛИТО, «литовцам».

Наше ЛИТО могло возникнуть и существовать годы и годы только в атмосфере того времени и той школы, куда мне посчастливилось поступить в 1962 году, в 9-й класс, математический.

Поэтому сначала об «атмосфере».

Это были «шестидесятые годы». Евтушенко, Вознесенский, Рождественский, Окуджава, Ахмадулина. «Физики» и «лирики».

Это – ощущение того, что всё возможно и достижимо, особенно в шестнадцать-семнадцать лет. Это отсутствие страха, вера в добро и справедливость и желание создать прекрасный мир.

Директором школы была Татьяна Владимировна Кондратькова. Молодая, красивая, умная женщина. Она собрала уникальный педагогический коллектив. Каждый учитель был яркой личностью, они не всегда сходились во мнениях, оценках происходящего, во взглядах на ценности, но это и создавало особую атмосферу свободы, свободомыслия, творчества. Я назову только нескольких педагогов: физики Анатолий Анатольевич Ванеев и Михаил Львович Шифман; Иосиф Яковлевич Веребейчик, математик; Соломон Натанович Езерский, историк; Герман Николаевич Ионин, литератор. Они были разными, но все они учили нас мыслить.

Видимо, Татьяна Владимировна старалась поддерживать дух свободомыслия, творчества, независимости и среди нас, учеников. Поэтому наши стенгазеты, комсомольские собрания, КВНы были нестандартными, часто сатирическими, веселыми.

Герман Николаевич Ионин, основатель и руководитель школьного ЛИТО, поражал воображение при первой же встрече с ним в коридоре школы. Очень высокий, очень худой, с высоко поднятой головой он шел среди школьного гвалта, глядя куда-то в другой мир.

Я заметил его сразу, но пришел в ЛИТО только в 10-м классе, я в то время занимался в клубе «Дерзание» во Дворце пионеров. Но, когда пришел в ЛИТО, про «Дерзание» забыл.

Что поражало, захватывало и заставляло нас оставаться в ЛИТО годы и годы?

Уникальность личности Германа Николаевича. Его невероятная эрудиция и артистизм. Мы часами слушали, как он читал Гомера и воочию видели, как Зевс помавает бровями, как по-детски обижен Ахилл, как страдает Приам. Когда он читал оду Державина «Бог», мурашки пробегали по коже. То, что раньше казалось скучным, давно устаревшим, становилось ярким и живым.

Безусловно, Герман Николаевич был лидером и кумиром, но к нам, школьникам, «литовцам», как мы себя называли, он относился как к равным, очень серьезно. Поэтому очень серьезными были наши задачи, цели, которые захватывали дух: освоить мировую литературу, освоить, осмыслить и переосмыслить. Это было очень важно. Мы ощущали себя участниками грандиозного мирового процесса создания культуры. Мы читали и обсуждали Библию, Гомера, греческих трагиков, Данте, Ибсена, Маяковского и многое-многое другое. И во всем был дух творчества.

Почти все «литовцы» писали – кто стихи, кто прозу. Герман Николаевич писал и прозу, и стихи (сейчас он доктор наук, профессор, автор нескольких поэтических и прозаических книг). Все написанное читалось и обсуждалось по самым строгим меркам на наших общих встречах, которые происходили каждую неделю и затягивались до полуночи.

Все вместе мы собирались по средам, обычно в здании школы на углу Среднего проспекта и 7-й линии. Иногда встречи происходили в квартире Г.Н. на Большом проспекте. Это были праздники, пиршества ума и фантазии, но это был и тяжелый экзамен для каждого, поскольку планка творчества была поднята очень высоко, и ориентирами для нас были мировые гении.

Занятия происходили по-разному. Иногда Г.Н. что-нибудь читал и комментировал, чаще кто-нибудь из нас, но в том числе и Г.Н. читал свои произведения, которые потом обсуждались. Иногда Г.Н. проводил «практические занятия»: мы все писали на заданную тему. Иногда это были вечера «устного рассказа». На наши встречи не раз приглашались известные личности, и тогда происходили диспуты, дискуссии. Так к нам приходили профессора-филологи Г.П. Макагоненко, В.М. Мануйлов, поэт Александр Городницкий и другие.

Мы встречались с другими литературными объединениями, с клубом «Дерзание», с «Юностью» - клубом, которым руководил известный писатель Дар.

Г.Н. в студенческие годы был участником знаменитого университетского хора, руководимого Григорием Сандлером. Нам нравилось бывать в университете на концертах этого коллектива. И мы тоже часто пели хором, проводили на наших встречах «спевки». Ездили со стихами и песнями в воинскую часть, выступали перед солдатами. Мы вместе ходили на праздничные демонстрации, бродили по городу, ходили на художественные выставки. Однажды летом был совершен большой поход в бывшее имение Г.Державина «Званка», под Новгородом.

Кроме общих встреч и занятий в ЛИТО работали семинары. Ими руководили, как правило, студенты или аспиранты филологического факультета университета, в том числе и выпускники нашей школы.

Семинары собирались отдельно и работали по собственным планам. Во главе Державинского семинара стоял сам Г.Н., Тютчевским руководил аспирант Витас Салинка, семинаром Достоевского – тоже аспирант Владимир Туниманов, впоследствии известный филолог. Руководителем Есенинского была Лариса Самойлова, выпускница школы, студентка филфака. (Ее фамилия после замужества – Литягина, она вышла замуж за Анатолия Литягина, одного из наших ярких «литовцев»). Наташа Нейман, учась на филфаке, руководила Скандинавским семинаром. Также и Таня Прудникова училась на филологическом факультете и вела у нас Пришвинский семинар. Одним из его активных членов был Виктор Кривулин, впоследствии знаменитый поэт. А Татьяна Акиндинова, будучи студенткой философского факультета, возглавляла Философский семинар. Сейчас она – доктор наук, крупный ученый, профессор.

ЛИТО стремилось активно участвовать в школьной жизни. Мы поставили сцены из Пер Гюнта Ибсена для вечера скандинавской литературы, организовали державинский и лермонтовский вечера.

Державинский вечер получился грандиозным. Огромный школьный зал был превращен в роскошный зал восемнадцатого века: все стены от пола до потолка были увешаны изображениями колонн, пилястров, амуров, пасторальных сцен… Был создан и поставлен великолепный спектакль, в котором принимал участие и Боря Смолкин, теперь известный актер.

Лермонтовский вечер мы построили как диалог Лермонтова и Маяковского, для чего составили сложную поэтическую композицию. Задником сцены служила огромная копия «Демона» Врубеля. Оформлением вечеров занимался участник нашего ЛИТО художник-график Платон Швец.

Ни Виктор Кривулин, ни Таня Акиндинова, ни Платон Швец не были учениками 30-й школы, но, придя в ЛИТО вслед за своими друзьями, учившимися у нас, они стали полноправными «литовцами». Среди тех, кто не учился в тридцатке, но был активным участником ЛИТО, нужно назвать и Наталью Цендровскую, теперь она ведущий научный сотрудник музея Блока, автор многих замечательных публикаций.

Мы выпустили два сборника своих произведений. Первый – «Весна света» – нам напечатали на ротапринте Университета при содействии Марка Башмакова, тогдашнего университетского комсомольского лидера. Второй – «Этот день» – распечатала на машинке наша Ира Чукреева, талантливый поэт, очень рано ушедший из жизни.

В те годы, когда мы учились в 30-й школе, на радио шла серия передач «Мы за прекрасное», которые создавались учащимися разных ленинградских школ. Мы сделали для этого цикла передачу о Владимире Маяковском, вызвавшую впоследствии яростную дискуссию на радио.

Юношеская редакция ленинградского телевидения пригласила ЛИТО для участия в создании передачи о Михаиле Пришвине. «Литовцами» были подготовлены две передачи об этом очень любимом нами писателе.

Один экземпляр своего сборника «Весна света» – название позаимствовано у Михаила Пришвина – мы подарили вдове писателя (специально для этого ездили в Москву).

ЛИТО стало для нас «лицеем», где каждый находил себя и становился личностью. Это было непросто – столь высоки были требования, которые наш руководитель и мы все предъявляли к себе. Не все смогли это выдержать. Но вот некоторые судьбы.

Татьяна Прудникова. Закончила филфак университета. Много лет работала в Городском экскурсионном бюро, в его литературной секции, создавала и проводила экскурсии о писателях, чья жизнь была связана с нашим городом.

Лариса Самойлова (в замужестве Литягина). Выпускница филфака университета, один из лучших в Санкт-Петербурге учителей литературы.

Лев Большаков (формально членом ЛИТО не был, но принимал участие в очень многих наших встречах). Закончил Политехнический институт, затем Академию художеств (Искусствоведческое отделение), сейчас православный священник, протоиерей, настоятель храма в городе Кондопоге.

Наталья Нейман. Закончила филфак. Преподает английский язык в Тельавивском университете.

Елена Протанская. Закончила филфак, впоследствии аспирантуру философского ф-та. Доктор наук, профессор, зав. кафедрой педагогики и психологии в Университете культуры и искусств.

Владимир Родионов. Закончил мат-мех университета. Крупный ученый – биолог. Живет в Израиле.

Любовь Шиф. Закончила филфак. Автор знаменитой серии книг для детей «Путешествие по Петербургу с Аликом и Гусариком», а также произведений для взрослых. Член Союза профессиональных литераторов России.

Александр Гарин. Выпускник мат-меха. Сейчас известный политолог, живет в Германии.

Александр Клебанов. В школьные годы один из участников Философского семинара. Выпускник экономического факультета. Живет и работает в Израиле.

Ксения Кумпан. Закончила историко-филологическое отделение Тартуского университета. Член Союза писателей, автор множества публикаций.Участвовала в подготовке академических собраний сочинений Ф.М. Достоевского и А.А. Блока. Читала курсы лекций и вела семинары по русской литературе в университетах Милана, Рима, Неаполя. Работает в ИРЛИ.

Вера Кумпан. Закончила Горный институт. Работала в министерстве Просвещения Израиля, разрабатывала учебные программы для школ.

Ирина Полуэктова (в замужестве Комиссарова). Закончила филфак. Работает в издательстве СПбГУ, отредактировала сотни научных трудов по истории, этнографии, социологии, философии, антропологии, праву, заведовала историко-философской редакцией.

Юлия Шор. Закончила филфак. Кандидат филологических наук, доцент филологического ф-та СПбГУ. Член гильдии художественных переводчиков, член Союза писателей. Перевела на русский язык более десяти поэтических и прозаических книг.

Георгий Левинтон. Закончил филфак. Профессор ф-та антропологии Европейского университета в СПб.

Виктор Троицкий. Закончил мат-мех, астрономическое отделение. 25 лет работал в НИИ и астрономических обсерваториях, кандидат наук. Автор многочисленных научных публикаций и одного поэтического сборника. Сейчас – учитель математики в школе, выпускает с ребятами альманах «Школа творчества».

Конечно, судьбы у всех сложились по-разному. Но кроме того, что ЛИТО было для нас школой творчества, эрудиции, культуры, оно нам подарило дружбу. После формального распада ЛИТО со многими из его членов мы общались и общаемся поныне.

Меняется время, меняются люди, меняется даже звездное небо над головой и, как кажется, меняются ценности. Но интеллектуальный, духовный и творческий потенциал, полученный нами в ЛИТО, очень многое определил и определяет в нашей жизни до сих пор. Наедине ли с собой или при встречах мы часто оглядываемся на наш опыт, анализируем наши удачи, ошибки, заблуждения, и этот опыт безусловно присутствует в наших взглядах, суждениях, в наших решениях и действиях. И самое главное в этом опыте – любовь к литературе, культуре и радость служения этим великим ценностям в меру своих сил.